Глубинное государство в США

С момента избрания президентом Д. Трампа, его команда стала продвигать идею глубинного государства

Впервые эти обвинения в адрес глубинного государства, организовавшего утечки в СМИ против Трампа, выдвинул близкий к нему портал Breitbart News, созданный в 2007 году консервативным комментатором Эндрю Брайтбартом (Andrew Breitbart).

Кстати, в августе 2010 года Брайтбарт рассказал «Ассошиэйтед Пресс», что он стремится к разрушению старой гвардии СМИ, в том числе благодаря новому сайту – Breitbart.com. В 2012 году Брайтбарт умер.

Вы удивитесь, но в мировых СМИ, в том числе в Википедии, этому порталу даётся следующее явно нелестное определение: «Breitbart News – ультраправый американский новостной ресурс. Он периодически публикует ложную информацию и теории заговора, а также материалы, намеренно вводящие читателей в заблуждение».

Дональд Трамп-младший описал глубинное государство как «реальное, незаконное и угроза национальной безопасности»!

Дошло до того, что президент сделал ретвит монолога комментаторa Fox News Шона Хэннити (Sean Hannity), призывающего к решительным действиям против представителей глубинного государства, саботирующего деятельность администрации Трампа.

Более того, в качестве ответа на ополчившихся против него мейнстрим СМИ, сочувствующих демократам, Трамп запустил в июле 2017 года онлайн-канал Real News Update. Идея следующая: основные СМИ США оперируют фейками и ложью, выполняя заказ глубинного государства. Правда о деятельности Трампа освещается только этим каналом.

Он же учредил специальную «награду» для самых лживых СМИ и журналистов – Fake news awards и в январе 2018 г. наградил целую группу СМИ (New York Times, ABC, CNN, TIME, Washington Post, Newsweek).

Корни  глубинных структур

Безусловно, любой здравомыслящий читатель задаст себе несколько вопросов: существуют или нет глубинные структуры власти, которые невидимы большинству граждан и де факто неподконтрольны им? Связаны ли эти структуры с олигархами с Уоллл Стрит, ВПК, СМИ? Существует ли слаженность их действий и определённое руководство из единого центра?

Джордан Майкл Смит, обозреватель Boston Globe, констатирует печальную реальность: «Избравшие Барака Обаму президентом ожидали больших перемен. Ведь Обама, выставлявший себя в роли защитника гражданских прав и свобод, обещал совсем другой подход и в вопросе, касающемся тотальной слежки за гражданами со стороны Агентства Нацбезопасности (NSA), и в проблеме тюрьмы в Гуантанамо, и в вопросе Патриотического акта (давший широкие полномочия ФБР и силовикам. – Прим. Б. Ц.)».

Но прошло шесть лет его президентства, и ситуация почти не отличалась от той, которую он унаследовал. Тюрьма в Гуантанамо продолжала действать. NSA стало ещё агрессивней следить за американцами. Количество ударов беспилотников возросло. А Обама, который получил Нобелевскую премию частично для того, чтобы способствовать ядерному разоружению, тратит до $1 триллиона, модернизируя ядерное оружие Америки!

Почему хозяева Белого дома меняются, а их политика остаётся неизменной, спрашивает себя обозреватель? И находит ответ в существовании глубинного государства.

Как пишет корреспондент Washington Post Ишээн Тэрур (Ishaan Tharoor): «Предположение, что в Вашингтоне существует глубинное государство, не выглядит неправдоподобным. Бывший президент Дуайт Д. Эйзенхауэр разглядел связь Пентагона с производителями оружия, выдав понятие «военно-промышленный комплекс».

Сегодняшние наблюдатели также указывают на сговор корпоративных интересов и серых кардиналов округа Колумбия как на истинную власть в американской политике. Левый журналист и защитник транспарентности Гленн Гринвальд определяет глубинное государство как «созвездие фракций» (к примеру, разведывательное ведомство или крупные банки), которые обладают властью с ограниченной ответственностью перед обществом, а то и с отсутствием таковой: «Это, в основном, объединённая властная группа, которая, хоть и не избрана, может управлять выборными должностными лицами и эксплуатировать их функции в пользу своих собственных интересов, обычно проявляя власть в темноте».

Более глубоко явление глубинного государства в США описал Майк Лофгрен (Mike Lofgren) в своей нашумевшей книге «The Deep State: The Fall of the Constitution and the Rise of a Shadow Government» (2016). Приведём лишь несколько цитат для понимания картины.

«Наши почтенные правительственные учреждения внешне остались неизменными, но стали более устойчивыми к воле народа, поскольку они вросли в корпоративную и частную сеть влияния с почти неограниченными финансами, что позволяет ей воплощать свою волю в реальность», – досадует Лофгрен.

«Даже когда комментаторы порицают недееспособное правительство, которое не может найти денег и не имеет желания или компетентности восстановить наши дороги и мосты, излечить наших ветеранов войны или даже создать веб-сайт здравоохранения, всегда есть достаточно денег и воли и даже минимум компетентности, чтобы свергнуть иностранные правительства, вести самую долгую войну в американской истории и обеспечивать наблюдение за всей планетой» (намёк на программу наблюдения Агентства Нацбезопасности, которая была разоблачена Эдвардом Сноуденом. – Прим. Б. Ц.).

Далее Лофгрен описывает плачевное состояние американской социальной системы и экономики:

«Согласно всем международным индексам в области здравоохранения и уровня жизни, сельские округа юго-западной Вирджинии и восточного Кентукки характеризуются как третий мир. Та же картина и во многих ареалах Детройта, Кливленда, Камдена, Гэри и многих других американских городов. В то же время богатство, почти вне воображения и исчисления, концентрируется в денежном центре Нью-Йорка и технологическом центре Пало-Альто. Здесь стало нормой приобрести трюфель за $95 000, старинный Ferrari GTO за $38 миллионов или Пикассо за $179 миллионов, прежде чем финансовый «баланс» найдёт свой путь в офшор».

Но при чём тут богатство на Уолл Стрит и удручающая бедность в Кентукки, спросит запутавшийся читатель.

Лофгрен даёт ответ: «Эти парадоксы и в правительстве, и в якобы частной экономике связаны. Они – признаки теневой власти, управляющей США, которая почти не обращает внимания на красивые фразы из американской Конституции. Её философия власти глубоко влияет на внешнюю политику и на политику национальной безопасности, а также на такие внутренние вопросы, как приоритеты в расходах, торговля, инвестиции, неравенство доходов, приватизация государственных служб, представление в СМИ новостей, значение и ценности участия гражданина в их управлении страной… Я называю это теневое правительство глубинным государством… Глубинное государство управляет войной с терроризмом и милитаризацией внешней политики, монетизацией и деиндустриализацией американской экономики, занимается возвышением плутократической социальной структуры, которая дала нам самое неравное общество за последний век. Оно же создало политическую дисфункцию, приведшую к параличу повседневного управления, подтолкнув избирателей в объятия Д. Трампа».

Ответ на то, как вообще возможно существование глубинного государства, даёт американский профессор Джейсон Ройс Линдси ( Jason Royce Lindsey) в своей работе «The Concealment of the State» (2013).

Он утверждает, что «глубинное государство не столь видимо гражданам, поэтому у него довольно широкий спектр функций и действий, которые зачастую непопулярны в народе. Соответственно очень многое смещается в глубину, в пользу огромного количества агентств, чья деятельность не известна большинству граждан. И это уже не только разведка, оборона, безопасность. Глубинное государство перенимает и функции бюджетного планирования, экологических регуляторов, безопасности труда и потребления, образовательной политики и пр.».

У политолога Университета Тафтса Майкла Дж. Гленнона (Michael J. Glennon) тоже есть пессимистический ответ на реальные полномочия Обамы в глубинном государстве: он, скорее всего, не смог бы изменить американскую политику, даже если бы решился на такой шаг.

Хотя основополагающий американский принцип гласит, что менять собственное правительство могут граждане, Гленнон полагает, что большая часть правительства уже не работает по этому принципу. В новой книге «Национальная безопасность и двойное правительство» он каталогизирует способы, которыми аппарат обороны и национальной безопасности эффективно самоуправляется, не имея фактически никакой ответственности, прозрачности, не подчиняясь никаким сдержкам и противовесам. Он использует термин «двойное правительство», когда существуют избранные чиновники, которые управляют почти неконтролируемо многими политическими процессами, и остальные выборные должностные лица служат, как правило, простым прикрытием для реальных решений, принятых бюрократией.

Для полноты картины предлагаю читателям несколько мыслей из солиднейшей статьи Гленнона под названием «National Security and Double Government. Harvard National Security Journal / Vol. 5. 2014», где он приводит в качестве аргумента исследование Washington Post 2011 «Совершенно секретная Америка». Оно определилo сорок шесть федеральных департаментов и агентств, занятых классифицированной работой национальной безопасности.

К примеру, Министерство национальной безопасности (штаб-квартира) – 270 местоположений, имеет контракты с 318 компаниями. ФБР – 448 местоположений, контракты с 173 компаниями, ЦРУ – 36 местоположений, 114 контрактов с компаниями!

Их миссия – от сбора информации и анализа до ведения войны, кибероперации и разработка оружия. Почти 2000 частных компаний поддерживают работу в более чем 10 000 точек по всей Америке. Размер их бюджетов и трудовых ресурсов в основном классифицирован, но ясно, что суммы огромны (ежегодные расходы – $1 триллион и миллионы сотрудников).

«Президенты могут назначить только от 3000 до 4000 персонала. Из 668 000 гражданских сотрудников в Министерстве обороны и связанных с ним агентствах в 2004 году только 247 были политическими назначенцами!» – пишет Гленнон.

Поэтому несколько сотен влиятельных политиков наблюдают и направляют деятельность бюрократии из структур нацбезопасности. Среди них – личные помощники президента, приблизительно 175 профессиональных сотрудников Совета Национальной безопасности (National security Council) – «единственный самый мощный штат в Вашингтоне».

«В Совет национальной безопасности входят как карьеристы, так и политические назначенцы, академики, аналитики от мозговых центров, офицеры и другие должностные лица, временно назначенные из исполнительных агентств. Эти несколько сотен должностных лиц формируют так называемую сеть Trumanite (America’s Trumanite network). Они находятся на вершине того, что профессор Дж. Голдсмит называл «дружной культурой национальной безопасности Вашингтона», – резюмирует Гленнон.

Заоблачные суммы

На самом деле финансы и ресурсы Пентагона, ЦРУ и ФБР просто заоблачные. К примеру, военный бюджет США на 2016 год – $611 миллиардов! Новый бюджет Пентагона на 2018 чуть-чуть не дотянул до $700 млрд.

Оборонный бюджет 29 стран-членов НАТО в 2017 году составил почти $946 миллиардов.

Долгое время военные затраты США превышали затраты всех стран мира вместе взятых!

Однако это официальные данные. В сентябре 2013 года американская газета Washington Post опубликовала цифры «теневого бюджета» спецслужб США, раскрытые бывшим сотрудником ЦРУ Э. Сноуденом.

Самый крупный бюджет имеет ЦРУ – $14,7 млрд, а всего на разведслужбы ежегодно тратится $52,6 млрд.

Как отмечается в сообщении, бюджет ЦРУ с 2004 года увеличился более чем на 50%.

На втором месте по бюджету расположилось Агентство национальной безопасности США, расходы которого в 2013 году составили $10,8 млрд.

Более того, в декабре 2017 года группа исследователей из Мичиганского университета во главе с экономистом Марком Скидмором вышла с сенсационным исследованием. Очень возможно, что базовую информацию предоставил Белый дом. Доклад выявил теневой бюджет Пентагона в $21 трлн в период  1998-2015 годов!

Впервые дыра в расходах Пентагона на сумму $2,4 трлн была обнаружена группой военных инспекторов за несколько дней до авианападения на Всемирный торговый центр
(11 сентября 2001 года).

Только не удивляйтесь: все ревизоры погибли в Пентагоне в день терактов…

Теперь вы понимаете масштабы глубинного государства в США?

Продолжение следует…

aif 14 februarie 2018

This entry was posted in Partide. Bookmark the permalink.

Lasă un răspuns